Читай. Смотри. Слушай:

Сохранить горы: что останется после разработки полезных ископаемых?

В Кыргызстане в очередной раз началась кампания по защите предпринимателей от необоснованных проверок. Больше всего жаловались на беспредел ревизоров горнодобывающие компании. Правда при этом разработчики недр часто умалчивали о своих грехах.
С природой не по пути
На днях члены Комитета по топливно-энергетическому комплексу и недропользованию парламента изучили вопрос расходования средств с рекультивационных счетов горнодобывающих компаний. Как оказалось, многие горнодобытчики экономили средства именно на экологии.
Один из лидеров по количеству лицензий на разработку золота в Кыргызстане - Чаткальский район Джал-Абадской области. Этот регион в числе первых и по акциям протеста местных жителей, которые выступают против золотодобывающих компаний. Людей понять можно - они опасаются за экологию своего края.
Арзыбек Максат уулу – владелец фермерского хозяйства. Оно небольшое, но дает семье стабильный доход. Животновод сетует на то, что в последнее время сокращается число мест для выпаса скота, и вода в реке стала грязной.
- Мы прекрасно понимаем, что разработка полезных ископаемых важна для государства. Но людей возмущает не столько работа по добыче золота, сколько то, каким варварским способом это делается, - посетовал дехканин. – Сокращаются места для выпаса скота, есть опасность загрязнения грунтовых вод, рек, вырубки деревьев. На это вообще никто не обращает внимания. Экологи несколько раз штрафовали компанию, но ей выгоднее заплатить штраф и продолжать бесчинствовать. Мы писали письма во все инстанции, но нам отвечают, что действует мораторий на проверки, и поэтому провести ревизию на предмет соблюдения разработчиком экологических норм невозможно.
Дабы не тратиться на рекультивацию, компании идут на многое. Некоторые объявляют себя банкротами, другие нашли более «дешевый» способ.
Год назад, например, в марте 2020-го Госкомитет национальной безопасности заявил о возобновлении уголовного дела по факту составления фиктивного протокола о якобы проведенных рекультивационных работах на одном из золотобывающих месторождений в сельском округе Каныш-Кыя Чаткальского района. По данным следствия, еще в 2015 году районная комиссия, возглавляемая представителями местных органов власти, подписала документ о рекультивации 32 гектаров земли. О том, что этот документ - чистая фикция, представители Госинспекции по экологической и технической безопасности узнали лишь спустя четыре года... Случайно.
Интересно то, что в июне 2019 года по данному факту уже проводилось досудебное расследование, и вели его тоже чекисты. Однако 28 декабря 2019 года производство было прекращено и возобновлено только после вмешательства прокуратуры.
 
После них хоть потоп
По данным общественного движения «Экостан», основные страхи местных жителей вполне обоснованы. Люди боятся загрязнения рек и озер, воду из которых они используют для полива и даже питья, нарушения плодородного слоя земли, вырубки ценных пород деревьев, сокращения и разрушения пастбищ, а также строительства хвостохранилищ. Кстати, четыре из них уже построены, причем в сейсмоопасных зонах. Так оказалось дешевле. Никто не удосужился учесть то, что в случае природного катаклизма опасность разрушения этих объектов чрезвычайно высока.
Фото economist.kg
Перед откровенным варварством со стороны ряда разработчиков недр законы республики бессильны.
- В действующем законодательстве по рекультивации земель есть пробелы в части правового урегулирования, - считает правовой эксперт Фонда развития права и бизнеса Дамира Бустанова. - С одной стороны, отсутствует система правовых мер, направленная на качественное обеспечение процесса рекультивации земель, нарушенных при добыче полезных ископаемых. С другой -  действующее законодательство не предусматривает конкретных правовых последствий для различных сторон при невыполнении обязательств по рекультивации, в том числе ответственных властных структур, деятельность которых заключается в координации этого процесса. Действующие сегодня нормативно-правовые акты в области восстановления нарушенных земель, использованных для недропользования, носят исключительно декларативный характер. Тем самым нормы, устанавливающие ответственность недропользователей за невыполнение или некачественное выполнение требований по рекультивации, не решают возникших правовых проблем.
Между тем, по мнению эксперта, Закон «О недрах» устанавливает конкретную норму: «рекультивация земельного участка должна идти за счет средств фонда рекультивации, ежемесячно отчисляемых и аккумулируемых лицензиатом с начала геологической разведки или разработки месторождения полезных ископаемых, отбора подземных вод или строительства подземных сооружений, не связанных с разработкой месторождений полезных ископаемых».
Однако эти нормы в республике практически не соблюдаются. Да и уполномоченные органы, как выяснилось, не имеют достаточно рычагов, чтобы воздействовать на недобросовестных разработчиков недр.
Местные органы власти не могут предъявить им претензии, забрать земли, так как по закону за разработчиками остается право владения участком. Лишь по истечении трех лет, если началась деградация земель, местные чиновники могут обратиться в суд с иском о возвращении участка в муниципальную собственность.
 
Что в казну, а что на ум
Согласно утвержденному Положению о рекультивации земель, восстановление нарушенных в процессе пользования недр должны проводиться в два этапа.
Прежде надлежит провести подготовку, которая включает планировку, формирование откосов, возведение ирригационных сетей и других работ. А после должен проводиться уже комплекс агротехнических и фитомелиоративных мероприятий, направленных на восстановление плодородия земли.
Мероприятия эти трудоемкие и затратные, поэтому понятно, что в условиях кризиса компании-разработчики идут на это неохотно.
Кроме того, сами компании, особенно некоторые золотодобытчики, допускают и другие недоработки. Так, несколько лет назад Счетная палата при проведении аудита в Госагентстве геологии и минеральных ресурсов выявила многочисленные нарушения законодательства и лицензионных требований со стороны отдельных компаний, добывающих «вечный металл». К примеру, в разрешительных документах указывалась одна глубина разработки карьера, копали же гораздо глубже. Такая же ситуация и с техникой. Получалось разрешение, к примеру, на работу двух экскаваторов, а работали четыре. Куда девалось то, что находилось на неучтенных метрах недр?
По данным Госэкотехинспекции, на сегодняшний день рекультивировано почти 2,5 тысячи гектаров. К сожалению, работы по восстановлению плодородия почвы провели с серьезными нарушениями законодательства. Как утверждают специалисты ведомства, компании, приступая к освоению, чаще всего не снимают плодородный слой, который должен быть сохранен до конца разработки, как того требуют экологические нормы. Разработчики недр чаще ограничиваются выравниванием отработанных участков. На этом процедура рекультивации, по их мнению, закончена. То, что на восстановление почвы уйдет даже не десятилетия, а века, разработчиков не особо волнует.

Автор: Анна Чеботаева

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Так же, читайте и смотрите нас в:


Поделиться страницей с помощью: