Читай. Смотри. Слушай:

Валерия Садыгалиева: Рискуем осознанно и добровольно

Добровольный отряд спасателей (ДОС) работает в режиме нон-стоп. Бригады волонтеров оперативно выезжают к больным COVID-19 и пневмонией, чтобы облегчить их состояние и вовремя доставить в больницу. Многим людям это помогло выжить. Подробнее о работе спасателей-добровольцев рассказала сооснователь отряда Валерия Садыгалиева.

Встретиться с Валерией было непросто. Между многочисленными выездами у нее наконец-то появилась пара свободных часов. Обычно она тратит это время на сон. «Уже забыла, когда спала 8 часов подряд», - признается девушка. К тому же ей, как и всему отряду, приходится совмещать волонтерство с работой. Ведь за добровольное спасение людей оклад не положен. 



На последних вздохах

- Как возник Добровольный отряд спасателей? 
- Все началось 10 назад лет с малого. Нас было двое-трое энтузиастов, и мы своими силами помогали в поиске пропавших людей. Например, рассылали всюду ориентировки, а позже расклеивали их по городу. Потихоньку мы втянулись, стали привлекать к работе всех желающих. Так у нас набралась команда, в которой сейчас 15 человек. В 2016 году мы назвали себя инициативной группой «Совет общественной безопасности». Тогда занимались только городским розыском. А полтора года назад стали искать людей в горах. Здесь мы часто подвергали себя неоправданному риску и попусту сбивали ноги. Стало ясно: нам не хватает знаний. В итоге мы организовали программу подготовки, зарегистрировали общественное объединение ДОС и подписали меморандум с МЧС. На основании этого соглашения несколько наших участников прошли горно-лавинную подготовку в Государственном центре подготовки спасателей, получили сертификаты. То есть мы - профессиональные спасатели. Работаем с альпснаряжением, можем профессионально оказать первую медпомощь. 

- Понятно, что при пандемии и коллапсе здравоохранения вы не могли остаться в стороне. Но работать с тяжелыми больными рисково. 
- Специфика такая. На риск мы идем осознанно и добровольно. И до пандемии мы четко понимали, чем для нас могут закончиться очередные поиски человека в той же горной реке. 
Когда мы увидели коллапс медицины и всего остального, мы просто не смогли сидеть спокойно. На тот момент мы уже сами переболели. Это какая-то, но все-таки страховка. Экстренно закупили оборудование, СИЗы, чтобы помогать в госпитализации больных. 


- Помните первый вызов?
- Он поступил ночью. Точнее это был не вызов, а личное сообщение в инстаграм. У одной девушки больная COVID мама задыхалась на руках. Машины у них не было, такси вызывать – не вариант. Что делать? И тогда мы собрались, нашли баллон с кислородом, чтобы заполнить кислородную подушку, и помчались. На месте стабилизировали состояние больной, доставили ее в больницу. 

- Были случаи, когда спасти человека не успевали? 
- Увы, был один такой случай. У нашего добровольца Валерия тяжело болел сосед. Машины нет, родственники попросили отвезти пациента в больницу. К этому времени человек уже дышал через раз, и исход был ясен. Тем не менее, повезли. К сожалению, больной скончался, врач только успел взять его за руку. Здесь мы были бессильны.

- Что чувствуете, когда такое происходит?
- Стараемся это не пропускать через себя. Иначе просто выгорим психологически и не сможем помогать людям. 



- А были случаи, когда вы вытаскивали людей с того света?
- Да. Были пациенты с сатурацией 36 и даже 20. То есть, опоздай мы на секунду – и человек умрет. Мчались через весь город и, к счастью, успевали. Мы влетали буквально на последних вдохах больного, подключали его к баллонам, а к больнице доводили сатурацию до 80. Конечно, потом кто-то из пациентов не выжил из-за большого поражения легких. Но большая часть больных все-таки поднялась на ноги. 
Например, был случай, везли мы парня из села Арашан в Бишкек. Местная больница его не приняла. Там нет необходимого оборудования, и медики попросили нас помочь. Парень был не в себе, просто сидел и моргал - до такой степени у него была высокая температура. Он еле-еле передвигался. И что думаете? Сегодня он звонит, тараторит, такой счастливый, такой благодарный! Он думал, что умрет, но выздоровел и чувствует себя хорошо. И таких звонков очень много. Именно они дают нам силы, мотивацию. В эти моменты мы понимаем, что наши старания не напрасны. 


Не за деньги, а для души

- Валерия, что, по-вашему, заставляет людей помогать другим?
- Могу сказать только о нашей команде. Здесь собрались люди неравнодушные, для которых выручать других людей из беды естественно. По моему опыту, охотно помогают те, кто сам пережил какое-то горе, кто понимает боль и панику близких пропавшего человека. 



- То есть плату за свой добровольный труд вы не получаете? Кого-то это может искренне удивить.
- Возможно, это кого-то и удивит, но далеко не все измеряется деньгами. Зарплаты, кроме той, что мы получаем на основной работе, у нас нет. Сначала мы даже средства защиты закупали на собственные деньги. Теперь же друзья обеспечивают нас расходниками, теми же СИЗами. А люди, которым мы когда-то помогли, поддерживают отряд финансово. Но эти средства в лучшем случае покрывают затраты на бензин. 
Наверное, в глазах некоторых людей мы какие-то ненормальные. Тратим свои деньги, при этом ничего не зарабатываем. Ну мы такие. Считайте помощь людям нашим увлечением. Как, например, лыжники или сноубордисты тратятся на дорогое снаряжение и поездки в горы, так и мы вкладываемся в спасение людей. За это дело мы болеем душой.

- Некоторые волонтеры сейчас появились в списках партий, которые идут на парламентские выборы. А вы не планируете заниматься политикой?
- Однозначно нет! Мы абсолютно аполитичны.


Читать и обсудить эту статью в:


Поделиться страницей с помощью: