Читай. Смотри. Слушай:

Внешняя политика Кыргызстана: турецкий поворот?


Из пяти центральноазиатских государств за годы независимости определённых успехов в построении демократии добился только Кыргызстан. В пользу этого факта говорят частая смена руководства страны, мультипартийная система с оппозиционными партиями, многочисленные и активные НПО, постоянные митинги и т.д.

Однако, как показывает опыт Кыргызстана, заработанный имидж «островка демократии»  благоприятен для получения грантов от международных доноров, но не совсем подходит для стабильного развития страны. Частые политические катаклизмы и перманентный экономический кризис привели к оттоку населения, инвестиционной непривлекательности республики и зависимости от влиятельных держав. 

Туда, сюда, обратно…

При этом нельзя сказать, что на протяжении пока ещё недолгой своей истории суверенный Кыргызстан как-то пытался дистанцироваться от геополитических игр, как это делали, например, в разное время Туркменистан и Узбекистан. Скорее, кыргызстанские власти сами стремились найти выгоду от дружбы с крупными внешними игроками - странами и международными организациями. Однако не всегда такое партнёрство оказывалось выгодным для «молодой демократической» республики: участие в некоторых проектах и программах ухудшало и без того нелёгкую ситуацию в стране. 

Например, печально известная программа Всемирного банка PESAC добила промышленность Кыргызстана. А попытки «дружить» с самыми разными державами приводили к необходимости вести «многовекторную политику», т.е. лавировать между ними. 

Но многовекторная политика – довольно сложное искусство. Некоторым кыргызстанским президентам неумение овладеть им стоило должности. А сам Кыргызстан постоянно сталкивается с внешним давлением, с которым не всегда получается справиться. 

Если кратко охарактеризовать внешнюю политику Кыргызской Республики с 1991 года, то можно вспомнить, что при первом президенте Аскаре Акаеве был неофициально провозглашён принцип «открытых дверей для всех»: Кыргызстан хотел дружить одновременно со всеми и стать то «второй Швейцарией», то «вторым Сингапуром». И одновременно размещал на своей территории американскую и российскую военные базы.  

При Курманбеке Бакиеве, сменившем Акаева, наблюдался уже крен в сторону США: Бакиев не выполнил своё обещание о выводе американской базы из страны, а сотрудники ГКНБ выявляли «российских шпионов» в своих рядах. 

При Алмазбеке Атамбаеве, наоборот, был взят курс на дружбу с Россией: «Газпром» получил управление газовым хозяйством республики. Кыргызстан вступил в ЕАЭС, закрыл базу США,  денонсировал соглашение о сотрудничестве с США. Была также сделана ставка на китайские кредиты для улучшения инфраструктуры страны.  

Сооронбай Жээнбеков (а ранее и Роза Отунбаева) не могли кардинально изменить внешнеполитический вектор в силу недолгого пребывания на своём посту. 

Всего лишь около года находится у власти и действующий президент Кыргызской Республики Садыр Жапаров. Однако  при нём наблюдаются новые веяния во внешней политике Кыргызстана, о которых стоит рассказать подробнее.

Размен фигур: потепление после перестрелок 

Пришедший к власти после очередной «революции» Садыр Жапаров получил от своих предшественников целый ворох международных проблем. 

Во-первых - увеличивающийся государственный долг (почти 5 миллиардов долларов), прежде всего, перед Китаем. Это как «дамоклов меч», который с каждым годом становится всё более угрожающим. 

Во-вторых - традиционное лавирование между большими державами: его маятник, как уже отмечалось, качнулся в сторону Кремля и Пекина, что вызвало ожидаемое недовольство у Вашингтона. Это недовольство выразилось в виде временного запрета на получение желанного многими кыргызстанцами Green Card и некоторого дипломатического давления. 

В-третьих - нерешённые пограничные вопросы с соседями. И если с Казахстаном и Китаем, пусть и путём территориальных уступок, основные пограничные споры были решены, то на границе с Таджикистаном и Узбекистаном ситуация оставалась напряжённой на протяжении длительного времени. А весной этого года пограничный конфликт между Кыргызстаном и Таджикистаном едва не перерос в полномасштабную войну.  

Можно долго рассуждать о том, почему оба государства так долго тянули с делимитацией и демаркацией границы, и почему стал возможным военный конфликт между членами ОДКБ. Фактом остаётся то, что  многие в Кыргызстане были разочарованы пассивной, по их мнению,  позицией  Кремля и стали требовать искать новых «друзей» - в первую очередь, в лице Запада и Турции. 

Не секрет, что Турция давно подбирает ключи к Центральной Азии и к Кыргызстану, в частности, а распад СССР открыл для этого все двери.  Распространение своего влияния Анкара осуществляет через концепцию «Единого тюркского мира» («Великого Турана»), т.е. культурного, экономического и политического союза тюркоязычных стран и народов. Ближе всего к союзу с Турцией подошёл Азербайджан, их отношения можно охарактеризовать как «два государства – одна нация». 

Основной акцент Турция делает на языковую и духовную близость, несмотря на отсутствие единого тюркского языка и религии (большинство тюркоязычных народов - мусульмане-сунниты, но есть среди них и шииты, а также сторонники древней религии тюрков - тенгрианства). Кроме того, делается ставка на качественное образование и торговлю между странами.

 

 Лидер ультраправой турецкой Партии националистического движения Девлет Бахчели дарит президенту Реджепу Тайипу Эрдогану карту «Тюркского мира», куда входит почти вся Центральная Азия и значительная часть России.

Действие турецкой «мягкой силы» хорошо прослеживается на примере Кыргызстана - здесь были открыты больше десятка турецких лицеев, два университета, школы. Более четырех тысяч кыргызстанцев бесплатно отучились по программе «Стипендии Турции» в турецких вузах. В Бишкеке за счёт Турции построена центральная мечеть стоимостью 25 миллионов долларов, в стране транслируется государственный турецкий телеканал TRT и т.д. 

Особое внимание уделяется религиозной пропаганде: на территории Кыргызстана действуют исламские движения, финансируемые Турцией, – «Нурджулар», «Сулеймания» и др. Кроме того, Анкара неоднократно оказывала гуманитарную и техническую помощь Кыргызстану, в частности, во время пандемии COVID-19. 

Поэтому неудивительно, что  Кыргызстан, пережив пограничный конфликт и ещё не оправившись от последствий пандемии, стал искать новых стратегических партнёров. Тем более, Анкара давно входила в число крупных игроков на центральноазиатской «шахматной доске», а неудачная попытка евроинтеграции ещё сильнее развернула интересы Турции в сторону проекта «Великий Туран». 

Поворот в сторону Турции у новых властей Кыргызстана проходит довольно динамично. Ещё в ходе столкновений на кыргызско-таджикской границе в начале мая Анкара объявила о возможной помощи в урегулировании конфликта. А через месяц в Бишкеке исчез Орхан Инанды – глава сети лицеев «Сапат», чей статус был камнем преткновения между Бишкеком и Анкарой в последние годы из-за признания создателя и покровителя этих учебных заведений Фетхуллаха Гюлена «террористом и преступником №1» в Турции. Спустя некоторое время выяснилось, что Орхан Инанды был похищен турецкими спецслужбами, что, по идее, должно было вызвать бурную негативную реакцию у кыргызстанских властей. 

Однако вскоре -  9-11 июня - состоялся официальный визит президента Жапарова в Турцию, где был подписан ряд документов и произведён обмен взаимными комплиментами. В конце июня Бишкек посетил министр обороны Турции Хулуси Акар, пообещавший военную помощь Кыргызстану. В октябре глава ГКНБ КР Камчыбек Ташиев заявил о покупке турецких беспилотных аппаратов, правда, вместе с российскими беспилотниками.

 Тюркский мир без… евразийства? 

Апофеозом же укрепления кыргызско-турецкой дружбы стал стамбульский саммит «Совета сотрудничества тюркоязычных государств» 12 ноября, который сторонники создания «Великого Турана» уже успели назвать историческим. И для этого имеются некоторые основания. 

Во-первых, «Совет» переименовали в «Организацию тюркских государств». Во-вторых, участники саммита (Азербайджан, Казахстан, Кыргызстан, Турция и Узбекистан, наблюдатели – Венгрия и Туркменистан) приняли стратегический документ «Видение тюркского мира - 2040», который представляет собой дорожную карту по углублению сотрудничества между тюркоязычными государствами на 20 лет в различных сферах, в том числе в сфере безопасности. 

При этом развитие «тюркского мира» до 2040 года не предусматривает сотрудничество с постсоветскими структурами – ЕАЭС, ОДКБ и СНГ, в отличие от европейских организаций – ЕС, ОБСЕ и др.  В перспективе этот союз должен стать аналогом Европейского союза и прямым конкурентом для Евразийского экономического союза. 

Стамбульский саммит.

Таким образом, Турция активно взялась за интеграцию тюркского мира. Выгодно ли это Кыргызстану? Пожалуй, не вполне… 

Сами по себе интеграция и налаживание стратегических связей - это важно и необходимо для нас, но надо понимать, что «тюркский союз» – скорее, мираж. Или ширма, за которой ясно прослеживается воссоздание Османской империи, в своё время раскинувшейся сразу на трёх континентах – в Европе, Азии и Африке. Точно так же сейчас Эрдоган пытается одновременно утвердить турецкое влияние в Северной Африке, на Ближнем Востоке, на Балканах, в Афганистане, на Кавказе, в Средней Азии, успев за это время вступить в конфликт и поругаться с США, Россией, ЕС, Китаем, Саудовской Аравией, Ираном и другими влиятельными государствами.

Такая активность Турции должна как минимум настораживать потенциальных участников «тюркского мира», а Кыргызстан - в особенности. Мы уже сталкивались с мощным давлением со стороны этой вроде бы братской страны, когда внутриполитический конфликт между сторонниками Эрдогана и Гюлена затронул и Кыргызстан. С 2016 года Анкара требует от Бишкека закрытия гюленовских лицеев, а бывший (к счастью!)  посол Женгиз Камил Фырат буквально «кошмарил» наших чиновников из-за «Себата» («Сапата»). А недавно, как уже говорилось, дело вообще дошло до похищения директора этих лицеев турецкими спецслужбами.  

Каких уступок потребует Анкара от Бишкека завтра? Введения латиницы? Отказа от евразийской интеграции? Поддерживания имперских амбиций Эрдогана? 

Понимает ли власть Кыргызстана всю серьёзность поворота во внешней политике страны? 

Пока вопросов больше, чем ответов... 

Публикация отражает точку зрения автора.

Автор: Артур Юсупов

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Также читайте и смотрите нас в:


Поделиться страницей с помощью:


Также читайте:


  • Уехать нельзя остаться: мнение молодых кыргызстанцев
    Экономический кризис, пандемия, безработица, резкое падение уровня доходов и недоверие к власти... Кыргызстан переживает сложные времена. Все чаще люди высказываются о том, что нужно покинуть республику, уехать туда, где есть перспективы на...

  • “Учреждения, где решаются судьбы людей” - Садыр Жапаров о совершенствовании судебной системы
    Сегодня состоялось первое заседание Совета по вопросам совершенствования судебной и правоохранительной деятельности при Президенте Кыргызской Республики. Глава страны поделился своими взглядами на основные проблемы в работе судебных и...

  • В Узбекистан доставили первые образцы «Спутник V»
    В минувшие выходные министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров доставил в Ташкент образцы российской вакцины от коронавируса. Это было сделано для того, чтобы Узбекистан мог провести необходимые испытания – для регистрации препарата, а...

  • Об инвесторах, ледниках и демократии в Кыргызстане: речь Жапарова на Генассамблее ООН
    Накануне Садыр Жапаров выступил в формате видеообращения на 76-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Перед мировым сообществом он озвучил позицию республики о недобросовестных инвесторах, вредящих экологии КР. Также президент рассказал о вкладе страны...

  • «Наши врачи могут вылечить от коронавируса за 2-3 дня» – Садыр Жапаров
    Кыргызстанские медики нашли метод лечения, позволяющий излечиться от ковида за 2-3 дня, если приступить на начальной стадии заболевания. Об этом заявил президент республики после посещения ряда больниц Бишкека и Чуйской области. - По рассказам...