Читай. Смотри. Слушай:

Аскар Акаев о Садыре Жапарове и возвращении в Кыргызстан


Напомним, 24 марта 2005 года после «тюльпановой революции» Акаев покинул Кыргызстан. С 2005 года  работает в МГУ имени Ломоносова.

Первый президент Кыргызстана Аскар Акаев недавно посетил Казахстан и дал интервью местному изданию Tengrinews.kz.

– Аскар Акаевич, в прошлом году вы впервые за 16 лет приехали в Кыргызстан. Есть ли сейчас претензии со стороны нынешних властей к вам?

– Со стороны нынешних властей ко мне нет никаких претензий. Но в прошлом были.

Мне весной 2021 года позвонил действующий президент Садыр Жапаров и сказал: «Аскар Акаевич, к вам были претензии, какие-то дела. Я ознакомился, многие из них надуманные. Если вы хотите оправдаться, открыть дорогу на родину, то приезжайте, я вам гарантирую правосудие». Раз сам президент позвонил, я ответил: «Сейчас же покупаю билет и завтра вылетаю».

Прилетел, находился неделю. Сняли все претензии. Они анализировали, проверяли, потом я прилетел во второй раз... Теперь я могу приезжать на родину. Бывают хорошие события, бывают печальные. И я могу при случае свободно приезжать на родину.

– В отношении вас были вопросы по Кумтору. Ведь по этой причине вас объявляли в розыск?

– В основном по поводу Кумтора (крупнейшее высокогорное золоторудное месторождение Центральной Азии). Но здесь тоже все претензии надуманные. Собственно говоря, это я инициировал Кумтор. Золото обычно не служит экономическому росту.

Золотой запас требуется для того, чтобы поддерживать стабильность финансовой системы и валюты. Мы первыми в 1993 году ввели валюту, а чем поддерживать? У нас не было ни цента, вообще никакой валюты международной. Поэтому нужно было подкрепить. Нефти нет в Кыргызстане, газа нет, как у соседей. 

Нам нужно было иметь золотой запас для поддержки национальной валюты. Поэтому в 90-е годы форсировали, старались, и нам удалось, хотя это было очень непросто – найти инвесторов.

Всегда цены на золото, нефть, газ циклически меняются. В 90-е годы цены на нефть, золото были низкие. А вот с начала 2000-х они пошли вверх. И теперь до конца этого десятилетия цены на нефть и золото будут хорошие, а потом снова произойдет спад. Это такая цикличность. Пока я был президентом, цены на золото были очень малыми. Я приведу пример.

В 90-е годы, все десятилетие средние цены на международных биржах на золото были примерно 350 долларов за унцию, а себестоимость добычи золота на Кумторе, это высокогорье, в тяжелых условиях, была 300 долларов. Колеблется от 280 до 320.

Себестоимость продажи была примерно одинаковой, поэтому ни один инвестор не соглашался. Но я заручился поддержкой правительства Канады... Мы нашли канадскую компанию, она работала фактически в убыток себе. Но все золотодобывающие компании знают эти циклы, и знают, что там все-таки огромный потенциал был, запас золота большой.

Пока я был президентом, от золота не было больших дивидендов ни для канадской компании, ни для Кыргызстана. А цены на нефть в начале 2000-х пошли вверх, и с 2005 года на золото цены подскочили. Сегодня около двух тысяч долларов за унцию, то есть огромную прибыль получают.

Золото начало работать на Кыргызстан и экономику с 2005 года, прибыль начала поступать уже после моего президентства... Вместо благодарности я все годы был критикуемый.

 

– Сейчас все обвинения сняты?

– Да. Все обвинения сняли, потому что никаких оснований не было, более того, я им помог.

Я считаю, правильно поступил действующий президент, что забрал Кумтор. Потому что в самом начале в генеральном соглашении было сказано, что через десять лет после успешной эксплуатации и выхода на хорошую прибыльность канадская компания возвращает республике проект полностью. Но при следующих руководителях этого не случилось.

Поскольку я знал все тонкости начального периода первых десяти лет работы этой компании, я им помог. Благодарен президенту Садыру Жапарову, что в одном из интервью он сказал: «Мы с Аскара Акаева сняли все претензии, более того, он приехал, помог нам своими показаниями».

– Аскар Акаевич, какое впечатление на вас произвел Садыр Жапаров?

– Хорошее. Он конструктивный, позитивный человек, хочет как-то продвинуть экономику Кыргызстана вперед, как раз с этой целью забрал Кумтор.  Теперь начинают строить крупную электростанцию, потому что энергетических мощностей уже не хватает Кыргызстану. Когда-то мы были экспортерами, даже в 90-е, в начале нулевых мы экспортировали электроэнергию в Казахстан, Узбекистан...

А сегодня Кыргызстан стал импортером. Наоборот, не хватает электроэнергии. Поэтому строительство электростанции – это очень важно.

Я хочу параллель провести. В Казахстане состоялся исторический референдум, и форма власти сейчас сместилась, либерализовалась. От суперпрезидентской к президентско-парламентской. Выборы в парламент будут более демократичными, открыта дорога для притока свежих сил через прямые выборы от народа, и это замечательно.

А у нас в Кыргызстане десять лет назад сделали ошибочный шаг – перешли сразу к парламентской форме правления. Сейчас ни одна центральноазиатская республика еще не созрела к парламентской форме.

Вот Швейцария, там президентов никто не знает. Там парламент управляет, президенты меняются каждый год. Не успеваешь запомнить фамилию одного президента, приходит другой. Но, в принципе, все работает как часы, потому что там 500 лет это формировалось, а у нас началась анархия.

Поэтому считаю правильным, что Садыр Жапаров провел реформу конституционную. Кыргызстан двигался слева в центр, в президентско-парламентское... А в Казахстане сейчас – справа в середину.

 – Вы все-таки вернулись на родную землю, не возникло ли у вас желания остаться в Кыргызстане?

– Есть, конечно, цель вернуться в Кыргызстан, все-таки я уже в немалом возрасте. Быть похороненным в родных местах. Но пока есть силы творческие, хочу поработать, потому что я так хорошо интегрировался в коллектив ученых Московского государственного университета. А чтобы добывать какие-то настоящие научные результаты, надо работать рядом с сильными людьми. Такая среда нужна, иначе... ну вы сами хорошо знаете. Там мне очень комфортно.

– Оглядываясь назад, как считаете, какие были ошибки во время вашего президентства? Хотели бы что-то исправить?

– Я считаю, что руководителей, не совершавших ошибок, наверное, невозможно найти в истории. Ведь все люди ошибаются.

Китайцы очень мудрый народ. Когда Мао Цзэдун завершил свою политическую карьеру, там начали критиковать, хотели вообще перечеркнуть деятельность Мао. Дэн Сяопин, его правая рука, которого Мао дважды сажал в тюрьму, отправлял на перевоспитание в село, сказал следующее: «Мао на 75 процентов действовал правильно, на 25 процентов ошибался. Давайте на этом поставим точку и будем двигаться вперед».

И смысл его мудрых слов в том, что он обратил взоры миллиардного китайского населения вперед.

Вот они с тех пор 40 лет движутся так быстро, что обогнали сегодня Америку, уже почти первая экономика мира. Очень важно, чтобы люди смотрели вперед.

Конечно, у меня были ошибки. Потому что я не был политиком, до 90-го года я был профессиональным научным работником. Я был самым молодым президентом национальной академии в Советском Союзе. Я считал, что потерял лучшие 15 лет, когда мог сделать очень многое для науки, но так получилось, меня избрали президентом.

У нас Ошская трагедия была. Всюду обычно коммунистические лидеры становились президентами, а наш не мог избраться, потому что ошские события, он был завязан. Избрали меня. Раз народ оказал доверие, мне пришлось, я все силы, все знания, все что мог, вложил.

Ну, а политике приходилось учиться. Учился у Нурсултана Абишевича (Назарбаева, – прим. ред.), он был более опытный, это политический лидер, он всю жизнь к этому шел. У Ислама Абдуганиевича (Ислам Каримов - первый президент Узбекистана, – прим.ред.) учился, он тоже был профессиональный политик. Учился, ошибался, мы советовались, исправлял, так что не скажу, что не без ошибок.

– Не совершает ошибок тот, кто ничего не делает?

– Вот, вы сказали потрясающую мудрость. Мы все-таки многие реформы первыми провели, свою валюту особенно.

– В Центральной Азии готовы к демократии?

– Почему нет? Я считаю, что кыргызы, казахи - это два народа, у которых и в древние времена была кочевая «военная демократия».

– Может быть, странам Центральной Азии стоит сконцентрироваться больше на экономических вопросах?

– Я думаю, что политика и экономика должны идти нога в ногу.

Вот Михаил Сергеевич Горбачев, я к нему отношусь и относился с глубочайшим уважением, великий человек. Он сделал много выдающегося, но вместе с тем совершил ошибку, что начал тогда одностороннюю политику – перестройка, свобода слова. Вот это все, я считаю, погубило (СССР, – прим. ред.).

Надо было, как говорят японцы, поставить «на два колеса». И политические реформы, и экономические не забывать.

В конце 80-х годов начиналась микроэлектронная революция, которая привела к созданию микрочипов, которые потом встраивали во все что угодно и получали великолепную продукцию. Сегодня, например, автомобиль настолько начинен электроникой, это практически компьютер на колесах.

Сейчас в мире дефицит чипов, и в России производство автомобилей сократилось в два раза, чипов не хватает, все остальное, железо есть. Мы это проморгали, как-то он (Горбачев) увлекся односторонне политическими реформами.

Сегодня то, что начинается в Казахстане, мне очень нравится. Политическая либерализация, политическая реформа, парламентские выборы и подотчетность правительства парламенту. И уравновешивание полномочий президента, фактически издержки и противовес очень сбалансированы в соответствии с новыми поправками в Конституцию. Это очень хорошо. В Казахстане рыночная трансформация очень успешно прошла.

Касым-Жомарт Кемелевич (президент Казахстана, – прим. ред.) как раз ставит задачу технологического прорыва, чтобы обогатилась казахстанская экономика, новые инновационные индустрии. Он поставил задачу, что должны готовить больше инженеров, технологический прорыв сделать, чтобы казахстанская экономика имела солидную цифровую индустрию.

– Как вы восприняли новость о решении Нурсултана Назарбаева сложить полномочия в 2019 году и передать власть Касым-Жомарту Токаеву?

– Я воспринял это очень позитивно. Это правильный шаг. После 2005 года, когда я вернулся в науку, я редко с политиками общался, но по телефону мы всегда могли поговорить (с Назарбаевым)...

Президенты все-таки очень заняты, не хотел досаждать. Единственное, с кем я встречался, дружил, это с Тер-Петросяном (Левон Тер-Петросян – первый президент Армении, – прим. ред.). В прошлом году был в Армении, у него в гостях.

– У нас в Казахстане непростые времена, времена реформ. Недавно прошел референдум. Как вам со стороны происходящие изменения?

– В целом позитивно. Я считаю, что референдум был своевременным, и вообще из январского кризиса и народ Казахстана, и президент Токаев лично вышли достойнейшим образом.

Сейчас действительно высокая цель сформулирована. Новый Казахстан – справедливый, инклюзивный, процветающий. Это замечательно, это мировой тренд, поэтому деятельность Токаева достойна позитивной оценки.

Президент ведь должен вести свой народ вперед, ставить долгосрочные цели. Это главная его задача - сформулированные и правильные цели.

Недавно он выступал на Санкт-Петербургском экономическом форуме. Я смотрел, слушал и даже гордился, потому что я знаю Касым-Жомарта Кемелевича более 35 лет. Еще в советскую эпоху его деятельность был достойна всяческой похвалы. Он в правильном направлении ведет народ Казахстана.

– Как вам, кстати, речь президента Токаева на форуме в Санкт-Петербурге?

– Она мне очень понравилась, я другого и не ожидал. Он выдающийся дипломат, поэтому его ответы были просто безукоризненны.

– Население Кыргызстана сейчас составляет порядка шести миллионов человек, из них свыше миллиона - трудовые мигранты. Фильм с нашей актрисой Самал Еслямовой «Айка» как раз раскрывает эту проблему.

– Не смотрел, поэтому мне трудно судить об этом фильме.

Я встречаюсь регулярно со своими соотечественниками, которые работают в Москве. Они в России пользуются большой симпатией, спросом, потому что кыргызы относительно хорошо владеют русским языком. Там много из Таджикистана, Узбекистана, но вот кыргызы все-таки традиционно еще с советской поры без акцента говорят на русском, так же как казахи.

Где бы я ни оказался, в университете, в научно-исследовательских институтах встречаю своих земляков. И они благодаря русскому языку и хорошему образованию на хорошем счету.

В общем, и в целом – да, миллион. И в Санкт-Петербурге я встречаюсь, они пользуются спросом, хорошо зарабатывают, помогают своим родственникам. Их переводы составляют от 33 процентов, а в некоторые времена почти половину бюджета республики. Они приносят огромную пользу. У нас много богатых, уже состоятельных предпринимателей в России, так что в целом-то они довольны.

Напротив, в последний год мигранты были озабочены из-за пандемии. Кыргызская экономика очень маленькая, и она не может обеспечить рабочими местами всех, хотя действующий президент сказал, что вернет мигрантов. Это задача неподъемная для кыргызской экономики.

В Казахстане масштабы экономики грандиозные, а территория огромная, почти как вся Западная Европа... В Казахстане сложилась такая замечательная ситуация, когда темпы роста населения высокие, а это всегда хорошо. Темпы развития народа, экономики, науки, технологии, они зависят не от численности, а именно от темпа. Если темпы хорошие, пусть численность маленькая, динамичный прорыв происходит. Вот у вас такая ситуация сложилась, я поздравляю…

– Наши страны географически – в центре континента. Есть интересы в нашем регионе со стороны США, Китая, Турции, России. Какой ваш прогноз для Центральной Азии на ближайшие 30 лет? Что нас ждет?

– Есть такая поговорка, что человек не может выбрать две вещи – родителей и соседей... У нас выбор маленький, у нас два великих соседа – Китай, Россия. Сейчас мир идет к многополярному устройству, сейчас большую роль будет играть не государство, а цивилизация. 

А Китай – это сама по себе целая цивилизация, как и Индия. США за океаном, хотя они считают, что являются соседями всех стран на всех континентах и хотят влиять. У наших стран выбора нет, наша политика должна быть направлена на то, чтобы иметь самые лучшие отношения с Китаем, с Россией и строить вместе с ними наше будущее.

Надо любыми путями вписаться в новый Шелковый путь, потому что, хотим мы или не хотим, мы не можем отселиться от Китая. Наша стратегия очевидная. Наверное, ее лучше всех понимает ваш президент, который является выдающимся китаистом.

– Аскар Акаевич, чем сейчас занимаетесь? Какие вопросы за время визита в Казахстан намерены решить?

– В последние 17 лет я вернулся в родную стихию, ведь в «первой» жизни я был научным работником. Я в Московском государственном университете на механико-математическом факультете. Там занимаемся разработкой математического аппарата для цифровых технологий. Новые технологии требуют новой математики.  Также я работаю научным руководителем центра фундаментальных исследований в Санкт-Петербургском политехническом университете Петра Великого.

Узнав об этом, меня пригласили в КазНУ имени аль-Фараби, прочитать лекции по новым направлениям. 

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Также читайте и смотрите нас в:


Поделиться страницей с помощью:


Также читайте:


  • В ГКНБ отказались прокомментировать вопрос о местонахождении Аскара Акаева
    Накануне стало известно, что бывший президент Кыргызстана Аскар Акаев прилетел в страну в сопровождении своего сына Илима . Сегодня же местные СМИ сообщили, что Аскара Акаева в настоящее время допрашивают в Госкомитете национальной безопасности...

  • Экс-президент Кыргызстана Аскар Акаев находится на допросе в ГКНБ КР
    Пресс-центр ГКНБ подтвердил информацию о том, что бывший президент Кыргызстана Аскар Акаев доставлен в Бишкек. В рамках расследования по делу о “Кумторе” бывший лидер страны ответит на интересующие следствие вопросы....

  • Курманбеку Бакиеву предложили вернуться в Кыргызстан
    Политолог Бакыт Бакетаев уверен, что беглый президент страны - Курманбек Бакиев, должен вернуться на родину и доказать свою невиновность в суде, если считаем себя таковым....

  • Аскар Акаев намерен сотрудничать со следствием
    После 16 лет жизни за рубежом в Кыргызстан вернулся первый президент республики – Аскар Акаев. Он подозревается в коррупции по делу о заключении первых договоров с иностранными инвесторами рудника «Кумтор»....

  • Аскар Акаев: Госпереворот в 2005 году в Кыргызстане совершили США
    «Революцию в 2005 году в Кыргызстане устроили США», – таким мнением поделился первый президент Кыргызстана Аскар Акаев в ходе прошедшего интеллектуального вечера «Жить в эпоху перемен» в Алматы, пишет Orda.kz....