Читай. Смотри. Слушай:

В объятиях Дракона: куда приведёт дружба Бишкека с Пекином?


В недавней публикации «Внешняя политика Кыргызстана: турецкий поворот?» мы уже затронули тему внешнеполитических ориентиров суверенного Кыргызстана. Автор сделал вывод о приоритете сотрудничества нынешних кыргызских властей с Турцией и стремлении к пантюркской интеграции. Однако не только берег турецкий нужен Бишкеку, но и все, кто может дать гранты или кредиты на «развитие молодой демократии». Поэтому все тридцать лет существования независимой Кыргызской Республики можно наблюдать проявление во всей красе так называемой «многовекторной политики». Что на практике означает: Кыргызстан хочет «дружить со всеми», но периодически маятник такой политики сдвигается в сторону более настойчивой, чем остальные, державы. Одна из таких держав - Китай, чьё влияние на страны Центральной Азии ощущается сильнее с каждым годом. При этом отношение центральноазиатских республик к своему восточному соседу можно охарактеризовать как «и хочется, и колется».

«Мягкая сила» Поднебесной

В социальных сетях и СМИ тема китайской угрозы давно уже стала одной из самых популярных среди политических. Растущая буквально на глазах экономическая мощь, ускоренная модернизация армии и флота, полуторамиллиардное население – всё это внушает одновременно уважение и страх. Причём синофобия в СМИ и соцсетях встречается чаще, чем восхищение Китаем. 

Поэтому пока нельзя однозначно говорить о существовании успешного глобального проекта китайской «мягкой силы» (в отличии, например, от американского «всемирного либерального порядка»). Пекин нацелен, прежде всего, на реинтеграцию «китайского мира» – Гонконга, Макао, Тайваня, Сингапура, Мьянмы и других стран Юго-Восточной Азии. Исторически сложилось, что китайцы считают себя жителями «Срединного государства» («Чжунго»), а всех остальных, кто не входит в сино-тибетскую языковую группу, – «варварским внешним миром». Отсюда вытекает стремление объединить вокруг себя близкие себе народы и игнорирование чужой культуры и ценностей.   

Однако в последние годы Пекин стал больше уделять внимание продвижению своего имиджа. В 2011 году китайские власти приняли документ с довольно длинным названием:  «Решение ЦК КПК о некоторых важных вопросах углубления реформы культурной системы, содействия развитию и процветанию социалистической культуры». За ним скрывается официальная концепция «мягкой силы» КНР - решение направлено на продвижение за границей китайского языка и культуры. Основой этого продвижения выступает Институт Конфуция, чья сеть из 550 филиалов и более 1000 классов к 2019 году раскинулась на 162 государства. Правительство КНР также выделяет грантовые  квоты для обучения в Китае по программе HSK (аналог TOEFL). Всего в мире сегодня насчитывается уже около 50 миллионов человек, изучающих китайский как иностранный язык.

Власти КНР активно используют СМИ и соцсети. Государственный телеканал CGTN ведёт трансляцию на нескольких языках (в том числе на русском) и находится в свободном доступе. Ведущие новостные сайты - «Жэньминь Жибао», «Синьхуа» и др. (контролируемые, естественно, Отделом пропаганды ЦК КПК) – так же имеют мультиязыковую платформу, а русский язык у них в приоритете наряду с английским. Несмотря на то, что почти все западные соцсети заблокированы «Золотым щитом» (системой фильтрации сайтов), это не мешает государственным «рупорам» Пекина иметь свои страницы в Facebook или  Twitter. В последние годы КПК привлекла к пропаганде китайского образа жизни и культуры и блогеров, имеющих сотни тысяч подписчиков. Популярны и так называемые «пресс-туры», организуемые китайскими властями для журналистов, экспертов, блогеров, которые после ознакомления изнутри с жизнью Китая должны стать более лояльными к политике Коммунистической партии и «рекламировать» китайскую цивилизацию в своих странах.  

 Институт Конфуция на базе Кыргызского Национального университета имени Жусупа Баласагына (Бишкек).

Кыргызстан так же не избежал воздействия «мягкой силы» Поднебесной. В республике открыты три филиала Института Конфуция (два - в Бишкеке, один - в Оше) на базе отечественных университетов, а в 2017 году появилась кыргызско-китайская школа. Выходит еженедельная газета «Шёлковый путь. Культурное развитие». В вузах Китая за 30 лет отучились более 10 тысяч кыргызстанских студентов, а ещё несколько десятков тысяч изучают китайский язык в самом Кыргызстане. 

Спрос, как говорится, рождает предложение: Кыргызстану нужно как можно больше граждан, владеющих китайским языком, чтобы вести торговлю с Поднебесной. Приходится также  учитывать довольно большое количество китайских компаний, работающих в стране, - им нужны сотрудники из местных граждан. Индикатором «мягкой силы» Поднебесной можно считать и многочисленные кафе с китайской кухней в Бишкеке – туда ходят как китайцы, так и местные любители их кухни.    

Усилия КНР по продвижению своей «мягкой силы» дают неплохие результаты - во всяком случае в Кыргызстане. Так, по результатам ежегодного опроса Baltic Surveys/The Gallup Organization, в 2019 году 55 процентов опрошенных кыргызстанцев положительно оценивали отношения Кыргызстана и Китая, 20 процентов относились к КНР нейтрально, и лишь 22 процента - негативно (остальные 3%  не дали ответа). И это несмотря на «страшилки» в соцсетях и СМИ о положении нацменьшинств в Китае, малознакомую нам китайскую культуру и т.д. Для сравнения: отношения с США положительно оценили лишь 44%, с Турцией - 65%, с Россией - 95%. 

Долговая ловушка: легко попасть, тяжело выбраться

 Успехи Китая в продвижении своих ценностей активно поддерживаются и в экономической сфере. Для закрепления китайского экономического могущества в сентябре 2013 года лидер КНР Си Цзиньпин предложил проект «Экономический пояс Шёлкового пути», призванный соединить в единое экономическое пространство значительную часть континентальной Азии и Европы, а через месяц - проект «Морского Шёлкового пути XXI века». Чуть позже эти два проекта были объединены и обозначены как «Один пояс – один путь». 

Суть этой китайской инициативы заключается в создании транспортных, торговых и  энергетических коридоров, проходящих из Китая в Европу, в том числе и  по территории бывших советских республик. Инфраструктурные проекты будут сопровождаться крупными инвестиционными вливаниями со стороны китайских структур – «Фонда Шёлкового пути» (уставной капитал $40 млрд) и «Азиатского банка инфраструктурных инвестиций» (уставной капитал $100 млрд). Кроме того, КНР дополнительно выделит 480 млрд юаней ($70 млрд) на развитие проектов сотрудничества в рамках интеграционных инициатив «Один пояс – один путь».

 На бумаге всё выглядит замечательно: Пекин помогает  развивающимся странам улучшить свою инфраструктуру и наладить торговые связи. Однако в международной экспертной среде всё чаще высказываются предупреждения об опасности финансовой и экономической зависимости от Поднебесной. В «зону риска» журналисты и эксперты включают и страны Центральной Азии. 

Наиболее острая ситуация среди стран Центральной Азии – у Кыргызстана и Таджикистана. Например, в отчёте аналитического центра Center for Global Development, опубликованном в начале 2018 года, перечислялось восемь стран, которым угрожает экономическая зависимость от Китая: Джибути, Лаос, Мальдивы, Монголия, Пакистан, Черногория, а также Кыргызстан и Таджикистан. В августе 2018-го в британском издании The Sun вышла статья «Китай колонизирует маленькие страны, выдавая им огромные кредиты, которые они не смогут погасить», в которой упоминается и всё более увеличивающаяся зависимость Кыргызстана от КНР. По разным оценкам, Пекин роздал за последние годы кредитов на сумму от $200 млрд до $385 млрд.

Демократией сыт не будешь…

Так как же обстоят дела с внешним долгом у Кыргызстана? Честно говоря, для КР - не очень…

Развал СССР почти полностью разрушил промышленность в республике, от этого удара Кыргызстан не отошёл до сих пор. Дыры в бюджете пришлось закрывать за счёт внешних заимствований. Уже в 1992 году правительство КР взяло первые кредиты, в том числе около $5 млн у Китая. С каждым годом суммы и количество кредитов увеличивались, особенно в последние 10-12 лет. Как следствие - к середине 2021 года внешний долг достиг $4 млрд 159 млн. 

Эволюция внешнего долга Кыргызстана в 2010-2020 годах в миллионах долларов (по данным Министерства финансов КР.

Главным кредитором Кыргызстана остаётся «Экспортно-Импортный  Банк Китая», который контролируется  правительством КНР и которому мы задолжали $1 млрд 766 млн. Далее с заметным отставанием следуют международные финансовые институты - Всемирный банк, Азиатский банк развития и др. Долги перед правительствами других стран незначительны: например, перед Турцией долг составляет $82 млн. А перед Российской Федерацией вообще равен НУЛЮ, так как в 2018 году Россия списала последнюю часть кыргызстанского долга, который ранее составлял почти 500 миллионов долларов.

Исключением является Китай, который за несколько лет, начиная с 2010-го, через свой «Эксимбанк» стал главным финансовым донором республики. Еще в 2008-м долг Кыргызстана перед Китаем не превышал $10 млн, а к концу 2019 года он увеличился в 170 раз!

Дружба с Китаем: нарушено «золотое правило»

Очевидно, что Кыргызстан в ближайшие годы не сможет расплатиться по своим кредитам. Перманентный экономический кризис, частые политические катаклизмы, отток инвесторов и населения, продолжающаяся пандемия – вот эти факторы для «идеального шторма», который накрыл страну. Тогда возникает вопрос: что ждёт Кыргызстан в случае невозможности выплаты внешнего долга? С международными финансовыми институтами (Всемирный банк, Азиатский банк развития и т.д.) – понятно: там можно расплачиваться с долгами десятилетиями, можно вообще их списывать, правда, в обмен на «демократические реформы» (наподобие печально известного проекта PESAC).  С правительствами других стран тоже можно договориться об отсрочках или списании. 

С Китаем ситуация сложнее. Как показывает практика, Пекин не очень охотно даёт поблажки своим должникам - в случае отсутствия денег может взять и «натурой». Второй вариант для Поднебесной даже более предпочтителен. Так, соседний Таджикистан в обмен на списание части долга ($1,2 млрд) передал китайским компаниям право на разработку месторождений угля, золота и серебра. Ранее Шри-Ланка, имея на тот момент долг перед КНР около $8 млрд, передала китайцам морской порт Хамбантота, который Китай «оценил» в $1 млрд. У Пакистана, имеющего большие долги перед Пекином, был взят в долгосрочную аренду морской порт Гвадар. Ходят слухи, что Черногория может тоже отдать один из своих портов в счёт погашения миллиардного долга. Небольшое африканское государство Джибути, которое так же числится в должниках у Китая, предоставило свою территорию для китайской военной базы. 

Морской порт Хамбантота. Фото russian.news.cn.

Как будет расплачиваться с Китаем Кыргызстан? Недавно было объявлено, что китайцы предоставят нам небольшую отсрочку по одному из кредитов - $51,1 млн республика сможет выплатить за 6 лет. Но необходимо отдавать долги и по другим китайским кредитам: с 2023-го Кыргызстан каждый год должен платить более $100 млн «Экспортно-импортному банку Китая», пока не выплатит полностью 1,7 миллиарда долларов. И есть   большие сомнения в том, что мы сможем поддерживать такой темп выплат.  

В этой ситуации видятся следующие варианты выхода из долговой ловушки:

  1. Кыргызстан берёт кредит у третьей стороны для погашения китайского долга, но маловероятно, что кто-то сможет одолжить столь большую сумму.
  2. Кыргызстан соглашается на крупный инфраструктурный проект, например, на строительство железной дороги КНР-КР-РУз, но в таком случае Пекин получает фактически полный контроль над проектом.
  3. Кыргызстан передаёт в счёт долга свои месторождения. 

Таким образом, Кыргызстан не выполнил «золотое правило» дружбы с Китаем - не брать у Поднебесной в долг! 

Не надо бояться, что «китайцы нас ассимилируют», - такие мифы подогреваются в западных СМИ и националистических кругах. Китай не преследует цели сделать из всех коммунистов или ханьцев. У Поднебесной другие планы – поддерживать свою экономическую мощь и удерживать на расстоянии «варварский внешний мир». 

С Китаем можно и нужно дружить. Но благотворительностью китайцы не намерены заниматься, поэтому долги им нужны возвращать. Или отдавать что-то взамен…

Публикация отражает точку зрения автора.


Автор: Артур Юсупов

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter


Также читайте и смотрите нас в:


Поделиться страницей с помощью:


Также читайте:


  • Ситуация с “мягкой силой” в Кыргызстане. Обмен экспертными мнениями
    О том, какие цели и задачи решают другие страны путем применения "мягкой силы" на территории Кыргызстана, обсудили эксперты на онлайн-конференции Клуба региональных экспертов "Пикир”. Приводим ниже самые яркие цитаты спикеров:...

  • #Вэтотдень: китайцы празднуют Новый год
    Председатель КНР Си Цзиньпин поздравил всех китайцев с праздником Весны. Он выступил с ежегодной традиционной речью. В отличии от праздника 1-го января постоянной даты начала Китайского Нового года нет. Каждый год она назначается в разное время....

  • Космический союз: Россия и Китай создадут лунную станцию
    РФ и КНР подписали меморандум о создании Международной научной лунной станции. Об этом сообщают российские СМИ со ссылкой на «Роскосмос». Гендиректор госкомпании Дмитрий Рогозин и руководитель Китайской национальной космической администрации (КНКА)...

  • Матраимов и главарь китайской Триады оказались в одном списке
    Власти США расширили санкции в рамках «Глобального акта Магнитского», включив в него Райымбека Матраимова. В санкционном списке также числятся выходцы из Либерии и Макао, а также юридические лица....

  • Китайский счётчик: Россия, страны ЦА и Африки задолжали Поднебесной 385 млрд дол.
    Западные аналитические компании подсчитали объёмы долгов развивающихся стран перед КНР за последние 20 лет. Главным заёмщиком является Россия – с долгами в 125 млрд дол....